Директор ActiveLex Владимир Иванов: В Украине создаются очень хорошие условия для развития сферы Legal tech: увеличивается количество и улучшается качество баз данных госорганов

2022-01-13 10:35

Деятельность юристов сопряжена с обработкой большого количества информации: анализ законов, других нормативно-правовых актов, судебных решений, материалов дел. И чем дальше — тем больше этой информации. И решения в сфере Legal tech направлены на то, чтобы помочь юристам «не потеряться» в этом море информации, автоматизировать поиск данных, сократить время на их обработку, систематизировать материалы и документы. Если коротко — IT-решения призваны сэкономить время юристов.

 

Legal tech — это молодая отрасль?

Я бы так не сказал. Считается, что сфера Legal tech зародилась в США в 1977 году. Тогда компания LexisNexis (бизнес которой, связанный с информационными системами для юристов в ряде стран, сегодня принадлежит Wolters Kluwer) запустила компьютерный сервис поиска юридической информации.

С тех пор это направление неуклонно развивалось. На сегодня выделяют более десятка основных направлений Legal tech-решений.

Отмечу также, что новый толчок развитию Legal tech придала пандемия COVID-19.

Каким образом?

Если коротко — повысился спрос на продукты Legal tech. Согласно опросов Wolters Kluwer, доля расходов юрфирм и юридических подразделений компаний демонстрирует невиданный ранее рост.

В предыдущие годы бизнес активно инвестировал в технологии для автоматизации бухгалтерии, финансовых служб, подразделений продаж. Сейчас приходит время внедрения новых технологий для автоматизации и оптимизации юридических процессов. Юркомпании и юридические подразделения стараются максимально эффективно использовать время высокооплачиваемых юристов. Соответственно, типовые задачи и работа с документами может быть делегирована не юристам.

Бизнесу необходим, как минимум, прежний уровень эффективности работы юридических подразделений при существенно меньших ресурсах. Согласно некоторым оценкам, расходы на Legal tech в развитых странах к 2025 году увеличатся, как минимум, в три раза.

Какие решения для юристов сейчас становятся востребованными?

Как я уже говорил, на сегодня выделяют более десятка направлений развития Legal tech-решений. Одно из них — создание роботов-консультантов, которые «понимают» простые вопросы, могут уточнить информацию, предоставить клиенту не только ответ, но и, к примеру, шаблон необходимого документа.

Другое перспективное направление — программное обеспечение, которое анализирует документы на предмет ошибок в применении законодательства, отслеживает изменения в нем, указывает на потенциальные риски и проблемы при создании документа. Такой софт не способен, понятное дело, заменить юриста — но может сделать его работу более эффективной и комфортной.

 

Также значительная часть новых популярных продуктов на рынке Legal tech в мире — это различные системы поддержки принятия решений.

А что насчет Украины? Насколько у нас развита сфера Legal tech?

На мой взгляд, в Украине с одной стороны есть определенное отставание от западных стран из-за, скажем так, «позднего старта». С другой — создаются очень хорошие условия для развития сферы Legal tech: увеличивается количество и улучшается качество открытых баз данных государственных органов, меняется законодательство, сокращается число чиновников разных уровней.

Все это создает отличные условия для развития отрасли. И, собственно, легко заметить, что за последнее десятилетие количество IT-решений для юристов в Украине выросло в разы.

Однако, есть и проблемы, которые нужно решать уже сейчас, чтобы в дальнейшем не столкнуться с вызовами иного характера. В первую очередь, я имею в виду, образование. ВУЗы готовят будущих юристов по старым стандартам, их практически не знакомят с новыми технологиями. При этом в мире уже давно поняли, что юристов необходимо креативно обучать информационным технологиям. Здесь у ActiveLex есть много идей, мы изучили опыт наших западных коллег и готовы им делиться.

А есть ли у украинской сферы Legal tech какая-то специфика по сравнению с западными странами?

Первая особенность — это конкурентная среда. Если на других рынках, где представлен LEX, он хоть и является лидером — но там присутствует множество альтернативных решений. В Украине же долгое время рынок контролировал фактически монополист и сформировалось несколько поколений юристов, которые не представляют, что может быть альтернатива.

При этом на нынешнем этапе развития технологий и качества открытых источников, можно предлагать юристам более приемлемые цены за доступ к высокотехнологичным продуктам Legal tech.

 

Другая особенность, которая в определенном смысле является и преимуществом, связана с тем самым «поздним стартом», о котором я говорил ранее.

Поскольку открытие данных госорганами, создание соответствующих баз и реестров началось фактически в середине прошлого десятилетия, у нас используются более современные технологии, информация предоставляется в довольно современных и удобных форматах открытых данных.

В той же Польше этот процесс начался довольно давно — 20−30 лет назад. И, зачастую, те инструменты, которыми госорганы пользуются по сей день, уже давно устарели. Это неудобно — искать файлы в старых форматах, скачивать, импортировать, пересохранять.

И все же, открытые государственные реестры не могут ответить на все запросы юристов. А потому рынок Legal tech становится все более активным.

А почему ваша компания решила работать именно с Wolters Kluwer? Насколько в принципе западные наработки применимы к украинским реалиям?

Компания ActiveLex была основана в 2017 году. Наша идея была в том, чтобы объединить передовые западные технологии, отечественный контент, многолетний опыт украинских и польских издателей юридической литературы и разработчиков программного обеспечения.

Изначально мы решили не создавать платформу с нуля, а опереться на современную разработку, заслужившую доверие сотен тысяч пользователей. Таким образом, выбор пал на международную платформу LEX корпорации Wolters Kluwer.

Почему именно Wolters Kluwer? Компания имеет 185-летнюю историю и является мировым лидером на рынке онлайн-решений для специалистов из разных отраслей. В компании почти 20 тыс. сотрудников, которые успешно работают на рынках 180 стран. Ее выручка в 2020 году составила почти 5 млрд евро. То есть, определяющими для нашего выбора стали результаты.

 

Что касается украинской специфики, то тут было несколько вызовов. Первый — ранее информационно-аналитическая платформа LEX не была доступна на «кириллических» языках. Так что два года, с 2017 по 2019, специалисты «обучали» платформу LEX «разговаривать» по-украински.

Второй вызов — необходимость адаптировать платформу к украинским реалиям. Нужно было учесть особенности национального законодательства, сложившиеся годами предпочтения и особенности менталитета украинских юристов, конкурентную среду и многое другое. Сегодня мы можем сказать, что мы справились с этой задачей.

Тогда, чем отличается LEX от «внутренних» украинских продуктов?

Мы опираемся на опыт не только наших разработчиков и специалистов, но и на опыт команд, работающих сегодня по всему миру в рамках Wolters Kluwer. Это гарантия того, что продукт меняется очень быстро, все современные тенденции учитываются и имплементируются в нем незамедлительно.

Мы стараемся выходить за рамки привычных для украинских пользователей продуктов для юристов. Безусловно, у нас есть и востребованные функции поиска разных редакций нормативных актов с удобным текстовым сравнением, и судебных решений, в т. ч. с правовыми позициями Верховного Суда. Однако, через LEX гораздо проще найти нужный документ даже не зная его реквизитов. Как показал наш недавний тест — скорость поиска через нашу систему в 100 раз выше, чем в госреестрах.

У нас есть множество дополнительных, полезных для юриста «фишек». Например, графически визуализированные процедуры. Это интерактивные схемы, на которых представлены пошаговые решения сотен юридических кейсов.

Есть раздел «вопросы и ответы», в котором пользователи могут найти ответы на широкий спектр вопросов из юридической практики. В системе также представлены комментарии авторитетных юристов по актуальным проблемам юридической практики, калькуляторы для расчета разных штрафов, индексаций и сроков, шаблоны документов, новости.

 

Вы говорите, что поддерживаете и развиваете платформу LEX совместно с корпорацией Wolters Kluwer. А что на счет обратной связи с украинскими пользователями, насколько учитываются их запросы?

Конечно, мы работаем в Украине и ежедневно делаем все возможное, чтобы LEX учитывал украинские реалии и был удобен именно для наших юристов. Мы пытаемся реагировать на любое предложение и пожелание клиентов максимально оперативно. Этот постоянный диалог с пользователями мы рассматриваем как еще одно важное конкурентное преимущество.

Клиенты помогают нам оптимизировать систему. К примеру, категоризация судебных решений, кардинально улучшившая поиск нужной судебной практики в LEX — это просто прекрасный пример того, как можно оперативно и эффективно повысить качество программного продукта, прислушиваясь к мнению пользователей системы.

По вашим словам, пандемия дала новый толчок развитию сферы Legal tech в мире. А как обстоит ситуация в Украине?

В первой половине 2020 года, юристы, в особенности самозанятые, небольшие юрфирмы вынуждены были урезать инвестиции в развитие. Однако, начиная со второй половины года бизнес наших клиентов начал оживать. И интерес к онлайн-сервисам, в целом, начал расти.

В принципе, глобальные тенденции, связанные с пандемией, актуальны и для Украины: сократились расходы на персонал, и, в то же время, резко увеличилась нагрузка на юристов, увеличился запрос на внедрение новых технологий в юридических подразделениях.

Учитывая это, сейчас мы планируем вывод на украинский рынок ряда инновационных инструментов для юристов — речь идет как о собственных разработках, так и адаптации передовых продуктов, уже зарекомендовавших себя на рынках других стран.

 

Например, сейчас ActiveLex анализирует опыт запуска экосистемы LEX Hub, созданной Wolters Kluwer для рынка Польши. Идея LEX Hub — это консолидация усилий разработчиков, IT-специалистов, а также пользователей для совместного создания и использования инноваций. Мы в восторге от этой идеи, следим за ее успешной реализацией и готовимся внедрять этот успешный опыт в Украине.

Учитывая те тенденции, о которых Вы говорили, стоит ли юристам опасаться, что их заменит искусственный интеллект?

Мне кажется, подобные опасения сильно преувеличены. Крайне маловероятно, что работу юриста возможно будет в ближайшее время полностью автоматизировать. Но появляется все больше новых высокотехнологичных инструментов, появляется все больше возможностей поднять качество юридических услуг на новый уровень.

 

Источник https://biz.nv.ua/finance/legal-tech-uspeshno-razvivaetsya-v-ukraine-act...